Tags: фантастика

Человек дождя

     Я мог торчать здесь вечность и пялиться на тщедушного паренька с рыжей копной волос, кривым носом и раскосыми глазами в зеркале, но этого бы никто не заметил. Все население Спрингс-6, которое может ходить самостоятельно, а другие здесь и не живут, отправилось в Спринг-7 на еженедельную ярмарку. Все, кроме старого Билла Смоука и Дика Хэрсти. Старик Билл остался по той простой причине, что он терпеть не может родео, хотя в молодости он часто брад вторые места, но никогда первые, а Дик Хэрсти - это я. И я должен торчать в этом запыленном баре только по той простой причине, что бар закрывать нельзя. Но зачем его держать открытым, когда никого нет и не будет...
     Хотя нет, старик Билл являлся сюда каждые пять минут, жаловался на жару, брал с собой банку пива и пытался рассказать мне о том, как он приухаживал за миссис трэй. Но в душном закрытом помещении язык у него явно вспотевал, и он убирался к себе в тенек до следующих пяти минут, а там ...  смотри выше.
     Когда он ушёл в очередной раз, я последовал за ним и уселся на перила около входа. Небо было ослепляюще синим, пыль висела туманом, но на севере над Спрингс-4 виднелась вроде небольшая тучка. Я обернулся к стойке и посмотрел на барометр - стрелка привычно торчала в верхнем углу и спускаться явно не собиралась.
     Я включил радио, закрыл глаза и прослушал все новости о погоде: дожди шли где-угодно и бесконечно долго. Вскоре диктор сказал что-то ...

ДВА МИРА

   Ор проснулся, размял затёкшие за время сна члены и вылез из щели, в которой он обычно проводил время. В полумраке Большой пещеры раздавался голос Охра, предводителя их племени.
     - Скоро настанет Ночь – великое время охоты. Готовьтесь, смелые воины!- Ор потянулся. «Славное дело – охота», подумал он, хотя и не знал, что это такое. Только в следующую Ночь пойдёт он в свою первую охоту. Много лун назад, когда дед Ора был ещё младенцем, его племя действительно охотилось, охотилось на страшного и грозного зверя – олифанта. Его  выскобленный и засохший панцирь еще лежал на Великой равнине в тени Белой горы как символ могущества и величия племени. Теперь они не охотились, а собирали «карс», вырастающий за День. Как вырастал «карс» никто не видел, но он мог появиться где угодно. Он был разным, но его соплеменники не придавали этому большого значения – они ели любой «карс». Бывали времена, когда «карса» было много. Колдун говорил, что когда Ночь наступает поздно и слышен гром по всей земле, то тогда «карс» растёт особенно хорошо. Ходили легенды о горах «карса», питающих племя почти целую луну. Но его иногда бывало и мало. Сейчас уже несколько лун Ночь наступала вовремя, и на поиски «карса» приходилось идти всем и искать его везде, вплоть до Скользкой горы. Да и ещё боги недавно наслали Вонь, и почти весь верхний дозор погиб, лишив племя трети их охотников, и все верхние лазы были загажены и теперь, чтобы добраться до Белой горы приходилось идти в обход, либо через Великую равнину, либо по плоскогорью Страха.
     Охотники уходили, расходясь в разные стороны, в долгий и опасный поиск. Когда в Большой пещере остались лишь Мать Айра да старый Урр, которому в детстве переломило спину обвалом на плоскогорье Страха, который тем не менее выжил и стал колдуном племени, Великий Охр и Ор с остальными детьми, колдун Урр стал говорить:
     - Когда великие боги создали Тара, прародителя нашего племени, то был Тар великаном. Был он велик, выше всех гор в Мире, лишь Граничные горы да Поднебесный Свод были превыше его. Мог Тар и его дети двигать горы, вызывать День и Ночь по своему желанию и наполнять водой Высохшее море. Когда Тар передвигал горы с места на место, то нашёл он одну гору. Белую как … - старик помотал головой, но, не найдя сравнения, продолжил - … и произнёс он заклятье, и раскрыла недра свои перед ним , и увидел там Тара «карс» и было его много. И прокляли боги Тара и сделали его маленьким, чтобы не мог он достать «карс» богов. И закрылась Белая гора,-
     - Но говорят, - продолжил сказание Охр, - что иногда Днём открывается Белая гора и оттуда падает на землю «карс». Открывает же гору великан, подобный Тару.-
     - Это … - начал колдун, но тут из верхнего лаза выскочил один из охотников.
     - О, великий Охр, - закричал он.- Я спешил, потому что видел племя Пруса у подножия Белой горы.-
     - Они посмели явиться к нам, - Охр был зол. Белая гора была святилищем Тара, и племя старалось не пускать к ней чужих.
     - Да, - прохрипел охотник и вдруг упал. Он задыхался и дергался всем телом. На ноге его был виден небольшой комочек зеленоватой слизи, заполнивший Вонью все верхние пещеры.
     - Держитесь от него подальше, Айра и Урр, а ты, Ор, пойдёшь со мной. Мы должны разобраться с захватчиками,-
     Это был трудный и опасный путь через Великую равнину. Они бежали, огибая в темноте неизвестно откуда взявшиеся и неизвестно куда пропадающие холмы. Нет, холмы не двигались, по крайней мере, сейчас Ночью. Все изменения на равнине происходили Днём, когда серебристый свет Невидимого солнца светил с запада, из-за Граничных гор. Но было другое Солнце – жёлтое, вспыхивающее Ночью. Горе тому охотнику, кого оно захватит в пути.
     И вот оно вспыхнуло, именно сейчас, когда они были на середине пути, на равнине. Охр прижался к земле, ища в ней спасенья, а Ор бросился бежать вперёд и вперёд, к уже видневшейся вдали Белой горе. Но ужас! Сначала он услышал, почувствовал, как вздрагивает земля. Потом его накрыла тень, гигантская, неестественная от этого Ночного солнца тень. Громадная ступня великана поднялась и опустилась. Невероятным броском в сторону Ор ушёл из-под ступни, но она всё-таки достала его, разможив ему ногу. Он полз, судорожно дёргая ногой, а ступня опять вознеслась в высоту и оттуда низвергнулась на Ора. Хруст раздался по всему телу, и последнее, что подумал умирающий Ор: «О, боги, в чём я провинился?»
     - О, боже, что за наказанье эти тараканы, - проворчал человек и, хлопая шлёпанцами, направился к холодильнику, открыл его, достал сыр, отломил кусок и, жуя, пошёл обратно к кровати. Крошки сыра упали на пол, да так и остались там лежать. А человек выключил свет и заснул крепким и спокойным сном, ведь совесть его была абсолютно чиста.

Отрывки из старых тетрадей - 2

            - Зачем ты звал меня, сиятельный лорд?-
            - Почтенный Аран, я слышал, что ты владел Силой?-
            - Да,-
            - По-прежнему ли ты так силён?-
            - Сила всегда со мной,-
            - Но настолько ли ты силён, чтобы победить врага?-
            - У меня нет врага, сиятельный лорд,-
            - Это мой враг,-
            - Как же я могу помочь тебе, владетелю Замка Харон, предводителю легионов Рорна?
            - Он мой враг и он владеет Силой,-
            - Если бы он был твоим врагом и владел Силой, ты бы уже не разговаривал со мной, сиятельный лорд,-

Отрывки из старых тетрадей - 1

          Дождь лил широким потоком, вымывая из трещин асфальта чёрную пыль сажи, которая осела за долгое сухое лето. Чёрная вода текла по асфальту, заставляя испуганно разбегаться «костоломов». «Костоломы» жались к стенам, прятались в арках и под навесами. А вода всё текла и текла. Улицы превратились в полноводные реки со своим течением, своими водоворотами. Водовороты пенились большими шапками пены, вода сливалась в подвалы домов.
            Гавр стоял у окна на втором этаже и веселился.
            - Здорово, Дей, свежо! Костоломы бегают! Духи не летают!-
            - И часто здесь так? И разве это лучше? – поинтересовался Дей.
            - Нечасто. Смотря, в каких условиях. Вообще-то, перемена погоды к лучшему, больше становится заметным скрытое,-
            - Неужели?
            - Да, и чтобы ты мне поверил, я расскажу тебе одну историю…
Ты знаешь, что о проходимцах Юга всегда ходили легенды, да и сами они рождали легенды. Верили ли в эти легенды или не верили, независимо от этого в основе их лежали реальные факты, легенды должен был знать каждый проходимец, так как часто знание легенд было спасением…
            И вот одной из таких легенд была легенда о «неуловимой смерти». Наступала она лишь в одном месте, в районе Кортов. Ну, это один из районов Юга, правее территории Стэйнов и левее территории Крамеров. Сейчас, это ничейная территория. Никто на неё права не предъявляет. И многие страхи, которые были там, ушли в небытиё.

Дей встречается с Энди



    Рослый детина с щетиной, переходящей местами в бороду, мрачно смотрел одним-единственным глазом на вошедшего Дея. Второй глаз был скрыт полоской черной материи, отчего громила выглядел пиратом из детского комикса. Детина придирчиво осмотрел Дея с головы до ног, словно облазив все карманы и измерив толщину пачек денег, задержался на значке выпускника Шелвитона и, неспеша откатился в сторону, открывая проход в зал.
      Овальный достаточно просторный зал не был освещен полностью. Общее освещение, вопреки негласному закону Английского королевства, было отключено, а вместо него то вверху, под самым потолком, то внизу (нижнее освещение придавала лицам сидящих эффектную зловещность и таинственность) светили маленькие светильники, отчего весь зал разбивался на множество светлых островов, окруженных океаном тьмы, что создавало какую-то обособленность и чуть ли н домашнюю уютность. В дальнем от входа полукруге овала, где темнота сгущалась более всего, а единственным источником света был голубой экран телевизора, невнятно что-то бормотавшего самому себе, располагались полки с причудливыми бутылками, банками консервов и коробками различных размеров. От остального зала полки отгорождались низкой и узкой стойкой, а между стойкой и полками прохаживался лысый старикан, чем-то напоминающий громилу у входа - вероятно строением черепа.
      Идти к стойке Дею пришлось через весь зал. Куда бы он не посмотрел, он видел внимательные взгляды тех, кто уже сидел за столиками, освещенными светом своей лампы, и не очень желающими, чтобы кто-то чужой интересовался их пищеварением. Дей старался идти, смотря прямо перед собой и не отвечая на слишком настойчивые взгляды. Пока ему требовалось только найти одного человека, а если он захочет подраться, то существует сотня способов сделать это, не испортив себе настроение.
      Дей подошел к стойке в метрах двух от бармена и побарабанил пальцами по поверхности стойки. С таким же успехом он мог постучать о стойку головой, лысый старикан продолжал изображать из себя непоколебимый гранит. Он дотянулся до бокала из прозрачной пластмассы и стал неловкими движениями протирать бокал желтым полотенцем. Только раз бармен поднял голову и посмотрел на Дея таким взглядом, что тот понял: чуда ему не дождаться, гора не будет ходить.
      Хорошо, что у людей есть ноги...
      Дей отстранился от стойки и встал напротив бармена, которому волей-неволей пришлось оставить бокал в покое.
      - Я могу узнать...- лучезарно улыбаясь, начал Дей, но старик расправил плечи и выпрямился так, что впору за ним от ветра прятаться:
      - Малыш, здесь пьют спиртные напитки, а не...-
      - "Двойной маленький", - среагировал мгновенно Дей.
      - Не перебивай, - остановил его старик. Казалось он рассердился, но это не помешало ему слить что-то из трех бутылок и толкнуть эту смесь Дею: У нас здесь нет ни президентов, ни королей, здесь все свои люди, поэтому следи за своими словами. Так что ты хотел узнать? - Дей не спешил с ответом, он отхлебывал пойло, смакуя каждый глоток, и только, когда стакан опустел наполовину, отставил его в сторону.
      - Я хочу найти человека по имени Энди,-
      - Это распространенное имя,-
      - Его фамилия Тай,-
      - Миллион людей носит такую фамилию,-
      - Его прозвище - Весельчак,- сказав последнее слово, Дей с интересом следил за реакцией старика, но этот Будда продолжал смотреть на Дея синими кристалльно-честными глазами. Старик облизал тонкие губы и сказал:
      - Он сейчас находится здесь,- Дей обернулся и быстро осмотрел весь зал. Если то, что он слышал о характере Энди и его друзьях верно, то он должен сидеть один. Среди сидящих только коротышка-азиат удовлетворял этому требованию. Дей обернулся обратно к старику:
      - Я думаю...- Старик опять не удержался от проявления остроумия и вновь перебил Дея:
      - Неужели?!- Дей не отреагировал на это, он кивнул на стакан с коктейлем и угрюмо сказал, отходя от стойки:
      - Это не "двойной маленький", - И не слушая никаких ответов, зашагал к столику, за которым одиноко сидел, лениво гоняя фасолину по пустой тарелке, Энди Тай, один из самых знаменитых проводников Города. но здесь не Город, а Швейцария, и Энди не очень-то распространялся на свой счет, он оставался в тени. Дею понадобилось шесть дней, чтобы найти этот бар. один из тех баров, чей хозяин провел в Городе достаточно много времени, остался в живых, но, уйдя на покой, не смог забыть его манящие пустотой дома, людей, разговаривающих быть может последний раз. И хотя Европа немного далеко от Австралии, но и здесь находилось немало людей, прибывших оттуда недавно и принесших сюда атмосферу околоГородских окраин.
      Дей сел напротив Энди и деликатно молчал, дожидаясь, когда Энди закончит жевать и обратит внимание на Дея. Еда была для проходимцев святым делом, недаром фраза: "Это мое дело" звучала как "Я завтракаю", или "Это мой завтрак". Дей знал, что при разговоре и общении с людьми Города нужно придерживаться определенных традиций, только тогда тебя будут слушать и принимать всеръез.
      - Ну!? - сказал Энди, обращаясь в пустоту за головой Дея.
      - Если не ошибаюсь, Энди Тай? - полуутвердительно спросил Дей. Энди кивнул, приблизил ухо Дея поближе к своим губам и прошептал:
      - Зови меня здесь просто Эн, Дей, -
      - Хорошо, - быстро согласился Дей и уже только после этого понял всю фразу Тая. Видимо на лице Дея промелькнуло что-то, что он не сумел скрыть, потому что Энди улыбнулся и, барабаня пальцами по столу, что как известно стимулирует мозг, скороговоркой проговорил:
      - Дей Топ, настоящая фамилия Броган, окончил Шелвитонский институт пятого июля сего года с полученной специальностью Универсал-Тактик. Получил направление в Кольцо до 23 августа сего года. В течении последних семи дней имел контакты с управляющим Швейцарским банком, начальником отдела спецлаборатории "Гром", экспертом по делам промышленного развития, эмиссаром Тихоокеанского Сообщества, агентом австралийских контрабандистов в Женеве, руководителем региональной Службы Нацбезопасности и мало кому известным скромным "пешеходом" Энди Таем, - Дей молчал. Собственно говоря как личность он был не нужен, он был лишь поводом, поэтому говорить ничего и не хотелось. Энди лениво гонял фасолины по пустой тарелке как вдруг щелкнул пальцами. Как это не удивительно, но вместе с ним это сделали большинство посетителей бара под оглушительный вой сирены от стойки. Сирена замолчала тотчас же, но еще минут пять у Дея стояла в ушах какая-то дребезжащая тишина.

Сотворение

   И была ночь первая: погасли огни, вечногорящие огни больших городов и люди увидели звезды. Остановились вечножужащие роторы электростанций, замерли конвейеры заводов...

   И была ночь вторая: дрожала земля, и рушились здания, и реки выходили из берегов, и все, что было построено, было разрушено...

   И была ночь третья: в мгновенье вспыхнув, сгорели леса. Птицы падали с небес, а крысы и гады выползали из нор, чтобы издохнуть под светом безжалостных звезд...

   И была ночь четвертая: и сходили люди с ума и разрывали друг друга на части и не осталось никого...

   И была ночь пятая: и море вышло из берегов и перемешалась вода и твердь. И не стало и не того, и не другого...

   И была ночь шестая: и погасли звезды, и не стало света и тьмы, лишь черный дух парил в пустоте…

   Там, где нет времени и пространство встретились они вновь. И с жаром набросился Он на Него:

-    Я был везде: в церкви, в святых местах, на алтарях, где когда-то для тебя проливали кровь, в непорочных лесах Африки, где племена оторваны от цивилизации, и я нигде не нашел тебя, никто не верит в тебя... Только здесь, где ты низвергнул меня. Почему?

   - Потому что ты любишь меня… - просто ответил Бог.

   - Нет! – отшатнулся Дьявол.

   - Потому что ты веришь в меня…-

   - Нет!-

   - Потому что ты мой…-

   - Нет, нет, нет!-

   - Потому что я люблю тебя. Иди ко мне! – И бог протянул руку… Их взгляды встретились: мудрый всепонимающий взгляд прекрасного юноши с сине-голубыми глазами и ужасного старца с жестким энергичным жаром в глазах. И заплакал Дьявол, и слеза стекла по его изборожденной морщинами щеке, и принял он руку призывающего его.

   И была ночь последняя. И любили они друг друга всю ночь и было им хорошо.

   Кратка власть Дьявола, ибо только в любви вечность, только в любви власть. А тот, кто любит – уже бог.

Комментарии к экономико-политической ситуации момента возникновения Города

   В начале столетия процесс урбанизации и автоматизации дошел до своего предела. Вся промышленность, сельское хозяйство и наука были автоматизированы таким образом, чтобы участие человека в них было минимальным. Основным занятием населения стали спорт и развлечения, что естественно привело к общему снижению творческого потенциала и владению специальными знаниями и навыками.
Базовой системой промышленности стала система взаимозаменяемых микрочипов. Специальные заводы выпускали ограниченный набор этих микрочипов, установка которых в определенный комбинации позволяла создавать устройства практически любого уровня сложности.
   Параллельно группа ученых из бывшего СовСоюза, продолжавшая работу в области психотронного оружия, осуществила запуск серии спутников с излучателями типа "Омега". Впоследствии это кольцо спутников сыграет свою роль в истории.
   Основанная в середине прошлого столетия исправительно-трудовая колония на Луне лишилась своего правового статуса и получила независимость. Поток ищущих приключения эммигрантов с Земли практически наводнил Луну, и закон и порядок стали просто красивыми словами. Правонарушитель МакФайр нашел на склоне кратера Коперника месторождение Лунных Алмазов. Уникальные минералы относились к специально по этому случаю названному классу гетерофазных полупроводниковых (ГП) кристаллов ("Господи, помилуй!="God, safe!" - geterophase semiconductors). ГП-кристаллы представляли собой ассоциат подвижных легкоориентирумых внешними воздействиями кристаллов. По сути ГП-кристаллы представляли собой простейший вариант кристаллический жизни, и именно на основе их были созданы саморегулирующиеся интеллектульные компьютеры, способность которых к адаптации превысило все возможные коэффициенты.
   Преимущества, которые давало использование кристаллов, были настолько очевидны, что война за обладание месторождением стала неизбежной. Поскольку космический флот не был готов к военным действиям, основные баталии происходили на Земле. Именно тогда правительство России активировало спутники "Омеги". Действующее излучение развивало в облучаемых объектах все их психологические комплексы, вгоняя солдат в ступор. Попытки противной стороны сбить спутники удались только частично. Основным итогом их действий стало то, что практически все население Земли подверглось психообработке. Итогом облучения стало движение вертистов, ставящее своей целью уничтожение всех технических средств. Погромы автоматизированных заводов полностью обратили весь технический прогресс, а попытки в срочном порядке наладить самостоятельное производство было обречено на провал из-за слишком большого отрыва производства вперед.
   Развернувшаяся в Европе Армия Сопротивления, собрав остатки военной техники, начала объединительный марш по планете, подавляя очаги вертизма и склоняя к капитуляции милитаристические правительства. И именно тогда Роджер Вильмямс, премьер-министр, а по сути единоличный диктатор Австралии, включил Город - специализированный промышленнно-военный комплекс. Именно из-за традиционного нейтралитета в Австралии удалось сохранить достаточно высокий уровень производства. Полная изоляция Города - полигона для испытания самосовершенствующей военной техники от фанатиков-вертистов сохранило единственный на планете комплекс, производящих микрочипы предприятий, уникальные автоматизированные экспериментальные и исследовательские лаборатории. Попытки Армии Сопротивления взять под контроль комплекс наткнулись на противодействие охранной техники Города под руководством самого мощного ГП-кристаллического компьютера. Пилотные образцы вооружения полностью обескровили Армию Сопротивления и та оступила, оставив по периметру Городу кольцо охранных Баз.
   Ветераны армии вернулись в свои родные места и пользуясь силой захватили остатки ресурсов, земель и производств, став по сути дела феодально-корпоративным правительством.
   Основанное на зависимости от высоких технологий производство требовало постоянного вливания систем управления. Единственным источником микрочипов оставался Город, поэтому цена любого устройства из Города была поистине запредельной. Окрестности вокруг Города стали прибежищем всякого рода авантюристам, искателей наживы и просто всякого рода романтиков. Старательские экспедиции в Город и по сути партизанские рейды на патрульную технику Города характеризовались громадными потерями с обоих сторон, как со стороны человечества, так и со стороны Города.
   И те и другие набирали опыт в борьбе друг с другом, и вскоре сложилась вполне определенная иерархия специалистов по Городу: самый низший ее слой составляли десантники, из окружающих Город охранных Баз. Они отбирались в порядке обязательной мобилизации со всей планеты. Зачастую их использовали в качестве массированной огневой поддержки, как прикрытие или отвлечение. Очень скоро специализированные автоматы Города - костоломы, духи, шаровики, шаровые молнии и многие другие легко и успешно научились уничтожать их.
   Другой класс - многочисленные группы контрабандистов, время от времени объединяющиеся в некоторое подобие организации. Пополнением для этих групп являлись всякого рода отбросы общества или просто романтически настроенная молодежь, для которых не находилось место в излишне жесткой социальной структуре феодально-корпоративного общества. Подготовка их была крайне разношерстной, однако из их среды некоторые счастливчики добились определенного успеха, заняв свою нишу в обществе. Ряд корпораций использовали их для решения своих производственных задач.
   Особый случай представляли так называемые "миротворцы" (прозванные впоследствии "хайнекерами"). Их причина пребывания в Городе изначально связывалась с убеждением, что дальнейшей путь человечества напрямую будет связан с Городом, будет практически симбиотическим. Они жили практически в самом Городе и при проведении своих операций очень аккуратно относились к технике и к объектам Города, предпочитая не уничтожать их, а нейтрализовывать или избегать. Поэтому подготовка "хайнекеров" была очень жесткой и специфичной и число принятых извне "миротворцев" была весьма ограниченно, но тем не менее загадочность и эффективность их действий делало их очень полезными помощниками при проведении небоевых операций против Города. Они контактировали с десантниками при проведении спасательных операций, и поддерживали небольшую меновую торговлю с контрабандистами. Очень часто десантники и контрабандисты в поисках смысла жизни покидали мир и присоединялись к "миротворцам".
   Самыми эффективными и лучшими в Городе являлись кланы проходимцев. Основу кланов составлял бывший обслуживающий персонал Города - техники и смотрители, военные инженеры и охранники. В силу специфичности своего положения им удалось захватить в свои руки достаточно мощное и специльное вооружение и оснащение. Кроме того, они обладали информацией о функционирование отдельных частей и служб Города, знали ряд его частот и тактику его боевых действий. Именно поэтому в начале исследования Города только они имели хоть какой контроль над ним и полностью монополизировали рынок. Со временем по мере накопления опыта группами контрабандистов и хайнекеров их монопольное влияние несколько ослабло. Еще одним факторов ослабления их влияние были межклановые войны за влияние, в ходе которых часть кланов было просто уничтожена, другая часть понесла громадные потери и была вынуждена принимать в свои ряды посторонних. Тем не менее до сих пор мнение и помощь проходимцев считается решающим при проведении масштабных операций. Проходимцы очень жестоко расправляются с мелкими неорганизованными конкурентами. По некоторым сведениям половина неудачных экспедиций в Город контрабандистов лежит на их совести. Если рассматривать в целом, то Город является их феодальной собственностью, поэтому правительство относится к ним вполне лояльно, и даже пользуется их услугами при подготовке десантников. С хайнекерами у проходимцев нейтралитет. Возможно, они считают хайнекеров одним из своих кланов без специализации.
   Следующий класс - это элита, в которую входят представители и из среды десантников, контрабандистов и проходимцев. Это так называемые проводники. У них нет собственной организации, но тем не менее у них есть контакты везде. Именно они выполняют особые единичные заказы крупных корпораций по организации экспедиций, подбирая соответствующих людей и снаряжение. Это очень немногочисленная и постоянно обновляющаяся категория. Очень редко кому удается продержаться на плаву достаточно долго, а работать в тени им невозможно.
   Практически ничего неизвестно о "кроликах". Есть много противоречивых сведений о них, и даже неизвестно существовали ли они на самом деле. Согласно рассказам проходимцев - это люди-мутанты, которых Город переделал, усилив или развив в них некоторые специфичные способности (нужно вспомнить о существовании в Городе научных лабораторий). Такого рода переделка не могла не сказаться на психике подопытных "кроликов", и поэтому неудивительно, что они считают себя избранными. Возможно развитие мегамании - тоже есть результат психологической обработки Города, поскольку они контактируют с Городом и даже выполняют его поручения. Источником энергии для них (по сведениям проходимцев) служит высокая радиация, поэтому действия "кроликов" почти неизвестны за пределами Города, вдали от источников подпитки.
   Вероятно Город также имел возможность разработать тактику и стратегию общения с человечеством, так как некоторые его крупномасштабные операции были направлены на разрушение комплекса оборонительных средств. В результате этого кольцо первоначально построенных Баз было раздвинуто более, чем на 50 км, что уже не позволяла осуществлять полную фильтрацию механизмов Города и изоляцию его от остального мира. Косвенные данные показывали все возрастающую активность Города в освоении морского и дальнего воздушного пространства, вплоть до построения межпланетных средств сообщения. "Кролики" Города проводили все более изощренные и целенаправленные диверсии против официального и неофициального правительства, внося раскол в их ряды и сумятицы. Ряд аналитиков Шелвитона экстраполировали действия Города и предсказывали десантные атаки Города на крупные промышленные центры человечества, создание автономных форпостов Города в стратегически важных областях планеты, освоение космического оружия и организацию человеческих поселений под негласным управлением Города. Поэтому неудивительно, что мысль о полном уничтожении Города, а именно ликвидации его мыслительного центра была принята достаточно хорошо.

"ДВЕНАДЦАТЫЙ"

   В основе самосовершенствования Города лежит конкуренция. Вместе с Главной Башней Города существуют и более мелкие местные башни, и каждая из них специализируется на чем-то своем.
   «Костолом» - это название общее, собирательное. Костоломы каждой из Башен отличаются друг от друга по десяткам параметров. Одни идеально подходят для борьбы с тяжелой техникой – они отличаются особой подвижностью, могут заглушить системы обнаружения; другие – хорошо ориентируются под землей. Специализацией «двенадцатой» Башни были люди.
   Эти «костоломы» могут выслеживать человека по трехдневным следам, отыскивая его безошибочно в переплетении домов. Они ищут человека по двенадцати признакам, начиная с запаха и кончая аномалиями радиоактивного поля скелета. Они обучены тысячам уловок засады, ложного нападения, организации ловушек. Их удары точны и безжалостны. Они готовы сутками ждать, зная, что их жертва мелькнет в просвете окна, чтобы с двух километров всадить в нее стержень. Они способны оставлять до полусотни мин, взрывающихся по их сигналу… В-общем, не дай Город, если на хвосте у тебя «костолом» из «Двенадцатой».

 Джеки шел с монотонной постоянной скоростью. Не ускоряя и не замедляя шага, словно и не было у него за спиной марш-броска на полсотни километров, изматывающей получасовой схватки с патрульными костоломами, от которых им пришлось уходить, прыгая с пятого на третий этаж соседних домов, и словно не висел у него за спиной рюкзак, до отказа набитый микрочипами. Им повезло – они вломились в один из Заводов Города во время остановки транспорта. Подорвав тяжелую махину «дракона», так что дверь нельзя было опустить, они устроили сумасшедшую свистопляску в цехе, пока Джеки собирал «хабар». Один из них так и остался лежать там, не сумев увернуться от «дисков» «дракона». Второго подстрелили «костоломы», подоспевшие к входу. Остальным – Джеки, Энди и Гавру пока удалось уйти.
   Джеки шел с угрюмой настойчивостью жука, не желающего сворачивать в сторону. Энди пытался идти впереди. Но не всегда выдерживал темп и отставал до Гавра, которому приходилось прикрывать тылы, поэтому, когда Джеки замер на полушаге, Гавр, чертыхнувшись, кинулся к стене, окинул взглядом верхние этажи двух кривоватых домов позади, и только потом посмотрел вперед. Он почти сразу разглядел то, что остановило Джеки. Посреди улочки в асфальте торчал наполовину утопленный стержень. Стержень «костолома»… Энди, от волнения ставший похожий на обезьяну, чуть проведя рукой вокруг входной впадины, заметил:
   - Двадцать-тридцать минут назад,-
   - «Костолом» не промахивается, - буркнул Джеки. В обеих руках он держал по «Штаеру», но все его внимание было приковано к стержню.
   - Обычные костоломы да, - Энди пришел к какому-то решению и выдохнул: «Двенадцатый». Джеки и Гавр переглянулись, и Гавр был вынужден подтвердить:
   - Да, это его знак,-
   - Я не пойду дальше, - произнес Джеки и сделал шаг назад. Энди отрицательно махнул головой:
   - Он рассчитывает именно на это, он хочет задержать нас в этом районе. Он просто поставил свои стержни на всех возможных путях отхода.

Гибель Богов (тема повести)

Изначально был Эйгор. Считается, что он создал Места Сил (МС), а потом в одном из МС создал богов, а сам пропал…

Боги какое-то время познавали свои силы, потом стали блуждать по Вселенной Эйгора, посещать МС, соответственно открывать в себе новые качества. Первые их путешествия и испытания были групповыми, потом боги разделились, так как у каждого появились свои интересы.

По какой-то причине часть богов разработала систему магии и создала магов, которые стали активно пользоваться МС. Другая часть богов создала новых существ – демонов, которые подобно коллективным насекомым стала осваивать границы Вселенной Эйгора.

При пересечении интересов богов и других сущностей возникали войны, в результате которых ряд богов было уничтожено. Когда Богов осталось немного, один из богов – Близнец, посетил скрытый МС и породил часть богов новой формации, так называемых Новых Богов.

Конфликт интересов тем не менее продолжался, боги гибли, но существа Хаоса выявили некоторую закономерность – гибель любого из Старых Богов открывала доступ к его силам, и уничтожала один из принципов функционирования Вселенной Эйгора. У руководства Хаоса возникла идея об уничтожении оставшихся Старых Богов. В этом случае, по их мнению, Вселенная Эйгора перестанет существовать, и можно будет создать любую иную Вселенную.

К этому моменту осталось три из 12 Старых Богов: «Хранитель» – выполняющий функцию охраны и существования МС; «Странник» – выполняющий функцию перемещения между отдельными мирами Вселенной Эйгора, создающий или находящий Пути; и «Ждущий» - бог, чья функция так и не была выявлена.

Суть операции заключалась в следующем. Войдя в контакт с племенами Демонов, Хаоситы выкупили у них «Заграневый Камень» - некий сгусток материи, находящийся за пределами Вселенной Эйгора. Подобные «Камни», заключавшие в себя исходную энергию Порядка или Хаоса, заключенные в кристаллическую оболочку – технология изготовления которой была разработана двумя Старыми Богами – «Мастером» и «Мудрецом», долгое время использовались как оружие в войнах Порядка и Хаоса. Но полученный Хаоситами «Кристалл» был особый, так как он заключал в себе – неструктурированную энергию, то есть не относящуюся ни к Хаосу, ни к Порядку.

Данный «Кристалл» был предложен «Хранителю» в обмен на услугу. Требовалось помочь выбраться из Лабиринта одному из Магов, который специализировался на создании Лабиринтов и других магических Ловушек. Этот Маг – Твуан, был в свое время учеником Старого Бога – «Заклинателя». Ему удалось создать Лабиринт, из которого выбраться ему не удалось, как впрочем и многим другим магам, демонам и даже Новым Богам. «Хранитель» переадресовал эту просьбу «Страннику».

Параллельно с этим хаоситы направляют группу демонов в мир, в котором проживает долгое время «Ждущий». Причем этот мир сильно изолирован от остальной Вселенной Эйгора, его жители и не подозревают о существовании богов, магов, демонов, путей и т.д. Собственно, наблюдая и отчасти корректируя их развитие, «Ждущий» жил в этом мире. Появление демонов заставило его демаскировать себя и тем самым смысл продолжать эксперименты в этом мире был утрачен.

Разозленный «Ждущий» возвращается из изоляции, направляется в Академию Магов для поиска союзников. Вместе с молодым амбициозным магом, они направляются к одному из лордов Порядка (любителю логических головоломок), который к тому же владеет одним из последних «Камней Порядка», и уговаривают его присоединиться к ним. Втроем они проникают на Совет лордов Хаоса и требуют компенсацию за «потерянную» планету. С явно выраженной неохотой, подчиняясь превосходству, лорды Хаоса предлагают «Ждущему» один из миров, который связан со Вселенной Эйгора только одним путем, ведущим из одного из мест Силы. «Ждущий» отправляется в этот мир.

Точно рассчитав время, лорды Хаоса активизировали «Кристалл» в руках «Хранителя», вырвавшаяся из него энергия уничтожила мир «Хранителя» с МС в нем. «Странник» в этот миг находился в Лабиринте Твуана, который в момент уничтожения МС «Хранителя», перестал существовать как единое целое. «Ждущий» же оказался в полной изоляции, так как единственный путь из его нового мира вёл именно в мир «Хранителя», а создать новый путь мог только «Странник», который пропал вместе с Лабиринтом Твуана.

Тот мир, в котором оказался «Ждущий», был на краю гибели, так как Солнце той системы планеты должно было в скором времени вспыхнуть СверхНовой. Таким образом, план по уничтожению Старых Богов удался.

Эту историю рассказывает «Ждущий» в одном из баров своему случайному собутыльнику….